bground2.jpg
Главная Новости Наши новости Интервью ген.директора АО «Пролетарий» Николая Ковтунова газете Брянские факты


Интервью ген.директора АО «Пролетарий» Николая Ковтунова газете Брянские факты

Ковтунов Николай Викторович - ген.директор АО ПролетарийНиколай Викторович очень хорошо помнит тот день. На столе перед ним лежал только чистый лист. Кто бы мог подумать, что он обеспечит будущее для 170 с лишним семей? Да что там: определенным образом это коснется почти тысячи человек!
- Все началось с малого, - оживляет в памяти воспоминания Николай Викторович Ковтунов.
- На обычном альбомном листе мы набросали контуры цеха, который мечтали построить. Это масштабная затея, своего рода завод в заводе. На чертеже все выглядело очень заманчиво. Но одно дело нарисовать, а совсем другое воплотить в жизнь. Даже для такой мощной фабрики, как «Пролетарий», это оказалось непросто.

Построить новый цех по производству гофрокартона на целых два года стало для фабрики задачей номер один. О трудностях, с которыми пришлось столкнуться на пути к мечте, «замене мозгов» и стотысячных зарплатах в любопытной беседе поведал нам генеральный директор градообразующего суражского предприятия «Пролетарий» Николаи КОВТУНОВ.
- Задуматься о строительстве нового цеха нас подтолкнуло очень неприятное событие, - признается Николай Викторович.
- В цехе произошла трагедия: рабочему, молодому еще человеку, отрубило ногу. Этот толчок поставил перед выбором: закрыть цех и оставить без работы более 170 человек или придумать что-то лучшее. Обновлять имевшееся оборудование было бесполезно, все равно, что возвращать прошлый век. Но и разрушить старое здание и построить новое оказалось отнюдь нелегко. Чтобы вы почувствовали масштаб, цех занимал территорию в два футбольных поля. Попробуй-ка аккуратно снести такую махину!
- В последнее время стало модно говорить о защите окружающей среды. Но большинство думают об экологии только на словах. А на фабрике наглядно продемонстрировали, как выглядит беспокойство не на словах, а на деле...
- Когда мы снесли старые стены, образовалась целая пирамида из отходов. Можно было вывезти их на свалку, но представьте, сколько сотен лет эта гора бы разлагалась! Мы просто решили потратить немного больше усилий... Металлолом сдали, а стены измельчили в щебень и продали другим компаниям. Почти все охотно забрал «Мираторг». В результате не только избавились от гигантской груды мусора, но и заработали. Практически полностью окупили демонтаж цеха.
НАРАВНЕ С «МЕРСЕДЕСОМ»
- В новом цехе гофрокартона, который открыли буквально пару месяцев назад, стоит поистине уникальное оборудование. Аналогов ему в России нет. Даже кредиты вы берете в зарубежных банках...
- Оборудование, установленное в цехах, полностью немецкое. Фирмы «VOITH» и «BHS» - производители номер один в мире на рынке линий для бумажной промышленности. Прежде чем обзавестись оборудованием, я сам не раз ездил в Германию. Помню, когда оснащали предыдущий цех, как туго это шло. Никто нас тогда не знал, кредиты на выгодных условиях не давали, где-то даже разговаривать с нами не хотели. Чтобы заменить оснащение в бумажном цехе, полтора года усердно копили. Как семья откладывает на машину, так наша фабрика собирала первый взнос на оборудование. Меняли линию частями, по кускам. Когда стали тесно сотрудничать с «Фойтом», компания предложила помочь нам взять кредит в Германии. Предоставил его крупный банк, расположенный на немецкой земле Баден-Вюртенберг. Среди его клиентов компании с мировым именем: «Мерседес», «Сименс», «Порше»... Чтобы получить заем в такой организации, надо вести бухгалтерию так, чтобы комар носа не подточил. Сдавать отчеты и по российским, и по европейским, международным стандартам. Зато первый кредит мы взяли под два процента годовых! Следующий и вовсе под 1,2 процента, а не под 10 или 12 процентов, как в российских банках.
Но больше всего меня поразило другое. Наши отечественные банки как делают: дали деньги и ждут возврата, а все остальное их не касается. Пару лет назад произошел случай, который мне не забыть. Мы только взяли очередной кредит, как нагрянули антироссийские санкции. Как из земли выросло множество препон. Поставщик замешкался с поставкой оборудования. И тут вмешался банк, встал на нашу сторону. Потребовал незамедлительно поставить станки на фабрику. Именно после этого вмешательства вопрос разрешился в кратчайшие сроки.
УДИВИЛИ... ЛЕСТНИЦЫ
- Тесные связи с иностранцами - результат ваших постоянных командировок за границу? Вы часто ездите по зарубежным заводам, перенимаете лучшее и внедряете на фабрике. Что больше всего впечатлило Вас за границей?
- Примерно полтора месяца в году я провожу за рубежом. Конечно, это не развлекательные, а чисто деловые поездки. Бывал в Голландии, Германии, Китае... Знаете, чему посвящено большинство фотографий в моем телефоне? Снимкам с иностранных производств. Цеха, новое оборудование, все, что можно применить у нас. Не обязательно это должно иметь отношение непосредственно к производству. Например, на крупном картонном комбинате в Голландии мое внимание привлекли... лестницы. Они были не гладкие, как обычно, а ребристые, с небольшими выступами. Сразу подумал: неплохо бы установить такие и у нас - прекрасная защита от травматизма. А в Германии каждый раз впечатляет отношение людей друг к другу. Оно уважительное. Ты достойно относишься ко мне, а я к тебе. С теми, кто «плюет» на окружающих и игнорирует общие правила, разговор строгий и короткий: огромные штрафы или тюрьма.
«ПРОПАВШИЙ» ЦЕХ
- Долго рассматривала макет фабрики и мучилась от любопытства. На плане стоят цеха номер два и три. А первый так и не смогла найти! Куда он запропастился?
- Не волнуйтесь: загадочный цех никуда не пропал. Просто он такой маленький, что не стали выделять его на макете. Вот эта крошечная пристройка к новому цеху. Она единственное, что мы не стали сносить при реконструкции и оставили в прежнем виде. Там стоит одна-единственная машина! Еще больше вы удивитесь, когда узнаете, что ей... сто лет. А чтобы впечатление было совсем полным, добавлю: именно эта «старушка» производит почти сто процентов спецкартона в России. Мы практически единственные в стране, кто выпускает электроизоляционный картон. Он выдерживает пробой до десяти тысяч вольт. Настолько уникальный продукт, что даже немцы, приезжавшие на фабрику, не смогли предложить ничего взамен лучше. За прошедшие сто лет технология почти не изменилась! Поэтому мы просто капитально отремонтировали машину и оставили работать. Зачем искать добра от добра?
На самом деле продукция «Пролетария» окружает вас везде: от спичечного коробка до лотка под яблоки. Она идет на лекала для костюмов и коробки из-под сыра, на строительные перегородки и ящики для перевозки продуктов. Потребители продукции фабрики такие крупные компании, как Группа «ГАЗ», ПАО «КамАЗ», издательство «ЭКСМО», «Объединенная спичечная компания» и еще многие другие.
Зайдите в любой книжный магазин, и окружать вас будут книги именно в наших переплетах. Почти сто процентов твердых обложек для книг, сделанных в России, родом из Суража. Если раньше мы выпускали этой продукции порядка 300 тонн, то теперь три с половиной тысячи тонн в месяц. 170 грузовиков в месяц. Практически все фуры, везущие картон в российские типографии, держат путь с «Пролетария».
Есть у нас и еще одна «изюминка». Специальный облицовочный картон, который идет для производства гипсокартона. Его выпускаем только мы и фирма «Кнауф». Всего два предприятия в России обладают технологией производства. А технология эта довольно специфическая. Картон с гипсом сушат при экстремальных температурах до 300 градусов по Цельсию. Ведь к этой продукции предъявляются сверхвысокие требования. Она должна обладать особой воздухопроницаемостью и влагостойкостью. Фактически отталкивать воду. Каждый раз проводим испытания. Например, вот такой любопытный опыт. Складываем из влагостойкого картона небольшие коробочки и до краев наполняем их водой. Ровно на 3500 секунд. Если за 60 минут картон нигде не промокнет и не отсыреет, значит, годится. Права на ошибку у нас нет. Если хоть в одном листе, предназначенном для гипсокартона, появится одна трещина, я буду вынужден забраковать всю партию.
ЧТОБ НЕ ОТПРАВЛЯТЬ В ГОМЕЛЬ
- Многие крупные предприятия сегодня хвастаются своими социальными обязательствами. Помогут чуть-чуть близлежащей школе или детскому садику и гордо вещают об этом со всех трибун. Поэтому поражает, что фабрика взялась за собственные средства ремонтировать районную больницу! У вас что, деньги лишние?
- С проблемами центральной районной больницы я столкнулся на своем опыте, лицом к лицу. Моя мать серьезно заболела и попала в хирургию. Сказать, что там были плохие условия, нельзя - они были ужасными. Не имелось даже самого необходимого, нельзя было даже принять душ. Поэтому когда мы встретились с губернатором, сам собой зашел разговор о больнице. Порешили на том, что лепту внесет каждый: фабрика за свой счет отремонтирует отделения хирургии и «Скорой помощи», а область на сэкономленные деньги приобретет современное оборудование. Не считаю, что мы облагодетельствовали район. Одно время активно поговаривали, что больницу вообще хотят закрыть. А ведь коллектив фабрики тоже ею пользуется. Наоборот, надо расширять ЦРБ, тогда нам будет легче заботиться о здоровье своих работников. А то ведь бывают тупиковые ситуации. Как-то один из сотрудников серьезно простудился. Пытался перенести болезнь на ногах, но в результате подхватил воспаление легких. Все-таки был вынужден обратится в больницу. Но там услышал, что нужных лекарств нет. К тому же пришел пациент накануне Нового года, сами знаете, какой в это время прием. Пришлось в срочном порядке от фабрики отправлять его на лечение в Гомель. За 13 дней поставили на ноги. А были бы условия в районной больнице, уверен, что вылечили бы и у нас.
ФАБРИЧНЫЙ ОСТРОВ
- В скором времени на «Пролетарии» должен появиться и собственный ФАП?
- Возрождать фельдшерский пункт пришлось буквально из ничего. Стояли одни стены. Полуразрушенная кирпичная кладка с зияющими проемами окон и дверей. Теперь ФАП не узнать! Пока пригласим работать терапевта и кардиолога, в которых больше всего нуждаемся. Чтобы привлечь грамотных специалистов, назначили прекрасную зарплату - до ста тысяч рублей. И все равно желающих оказалось немного. Далеко не каждый хочет переезжать в глубинку, особенно из Брянска, где много развлечений и развитая инфраструктура.
- Есть один вопрос, который одинаково волнует и фабрику, и жителей райцентра. Мост. Точнее, его отсутствие. Нескончаемый поток машин портит дорогу и создает постоянный шум. Как будет решаться эта проблема?
- Фабрика фактически находится на, острове! Движение грузопотока ограничено двумя мостами. Они никак не могут пропустить все проезжающие машины, образуются пробки. Поток огромный. В пиковые дни на «Пролетарий» заезжает порядка 75 фур с сырьем и столько же выезжает с готовой продукцией! К тому же фуры вынуждены проходить через городские улицы, в том числе центральные. Другого пути на фабрику просто нет. А там живут и наши рабочие. Думаете, им нравится слышать шум даже ночью? В то же время люди понимают, что от отгрузки продукции напрямую зависит их благополучие, и вынуждены мириться. Получается какой-то замкнутый круг. Мы бы с удовольствием поучаствовали в решении этой проблемы, в том числе финансово. Неоднократно обращались с предложением к районным властям, но пока не пришли к общему знаменателю. Предлага¬ли построить объездную дорогу в удобном месте, но там почему-то разбили сквер и установили памятник. Видимо, была в этом острая необходимость... В общем, ждем принятия решения. Повторюсь: в стороне от строительства не останемся.
ПРОДАЛИ ВИЛЛЫ В ИСПАНИИ?
- Ходит один любопытный слух. Мол, хозяева фабрики продали свои виллы в Испании и купили дома в деревне рядом с Суражом. Переселились поближе к предприятию, чтобы держать руку на пульсе. Это правда?
- Это правда, но только наполовину. Поселок, где живет руководство, действительно существует. Это крошечный населенный пункт в лесу рядом с поселком Иванов. Буквально пять домов. В них действительно поселились наши акционеры и несколько человек из руководства, чтобы быть поближе к предприятию. Я и сам там живу. Но никаких вилл в Испании не было и в помине. Жили в квартирах в Сураже, а перебрались в деревню за пять километров. Поле, вокруг лес, бревенчатые дома. А откуда взялась байка про недвижимость за границей, я знаю. Некоторые наши акци-онеры вынуждены лечиться, и не только в Сураже, но и за его пределами. Это люди, которым надо низко поклониться. В девяностые, когда царил беспредел, они буквально на своих плечах вынесли фабрику, но подорвали здоровье. Благодаря акционерам на предприятии сохранилось хоть и старое, но оборудование - мне было с чем начинать работать. На подобных патриотах держится фабрика. Если такие люди не переведутся, за будущее «Пролетария» можно не беспокоиться.
По материалам газеты "Брянские факты"


Другие новости...

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8